Темафон

978 подписчиков

Свежие комментарии

  • Марат
    Только в Чечню. Там и закончится его нелепая, собачья жизнь«Азовца» Давида о...
  • V K
    А я думаю, что в Чечне ему все, что положено по закону предоставят, даже гулять выводить будут. Но он всё равно сдохн...«Азовца» Давида о...
  • Павел К
    Только в Грозный его.«Азовца» Давида о...

Россия на Курилах строит новый бастион для прикрытия «Бореев»

Остров Матуа — лишь начало. Дальше в крепость превратят и заброшенный Синушир

На фото: расчеты берегового ракетного комплекса "Бастион" ТОФ заступили на дежурство на Курилах
На фото: расчеты берегового ракетного комплекса «Бастион» ТОФ заступили на дежурство на Курилах (Фото: Снимок с видео/Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС)

Сергей Ищенко

На днях на российском острове Матуа в Тихом океане на постоянной основе был развернут береговой дивизион комплексов «Бастион» со сверхзвуковыми противокорабельными крылатыми ракетами «Яхонт». Предположительно этот дивизион — из состава 72-й береговой ракетной бригады ТОФа (место дислокации — пос. Смоляниново около Владивостока). Для чего понадобилось командованию перетаскивать его за тридевять земель?

Чтобы уяснить это, следует иметь ввиду, что Матуа расположен в средней группе Большой гряды Курильских островов. Намного южнее его — четыре острова, на которые все жестче претендует Япония (Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи). Севернее — полуостров Камчатка с важнейшей для обороны России базой атомных подводных лодок в Вилючинске. Позади — Охотское море, отгороженное от основной акватории Тихого океана именно цепью Курильских островов. И именно там находятся основные районы развертывания и боевого дежурства наших атомных подводных ракетных крейсеров стратегического назначения с межконтинентальными баллистическими ракетами.

В целом ситуация выглядит так: пока Россия надежно контролирует Курилы, вражеским противолодочным силам доступ в Охотское море практически закрыт. Что с поверхности океана, что в его глубинах, что с воздуха. А значит и наши «стратеги», в том числе и новейшие «Бореи» с межконтинентальными ядерными ракетами «Булава», в этих широтах могут скрытно ожидать приказа на удар по противнику в относительной безопасности. Но до сей поры беда в контроле и за акваторией Охотского моря, и за всей Курильской грядой была в том, что силы Тихоокеанского флота, которым только и под силу осуществлять подобный контроль, были не только слабы и малочисленны, но и фактически разорваны на две основные части. Атомные лодки — в Вилючинске. А противолодочные силы и редкие оставшиеся в строю ударные корабли ТОФа — во Владивостоке и его окрестностях. Между двумя этими главными базами ТОФа — почти 2,5 тысячи километров по прямой. Которые не только тщательно контролировать — на обычном самолете-то даже просто облететь непросто.

Идея создания некого мощного промежуточного звена в этой системе базирования давно напрашивалась. К ее осуществлению флот уже даже приступал в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века. Но об этом — ниже.

А пока отметим главное: появление «Бастионов» на острове Матуа — это хорошо. Но совершенно недостаточно для оптимального решения застарелой проблемы. Сами по себе даже эти замечательные береговые ракетные комплексы со сверхзвуковыми крылатыми ракетами в одиночку фактически ничего не решают. Хотя и в состоянии абсолютно воспретить появление вражеских надводных кораблей и судов в обширном районе Тихого океана, очерченном радиусом в 450 километров.

Но вот беда: на сегодня на пустынном острове те «Бастионы» абсолютно лишены всякого прикрытия от упреждающего удара с воздуха. Надо срочно и существенно дополнять боевые возможности только осваивающегося на Матуа дивизиона другими силами и средствами.

Именно поэтому с большой долей вероятности можно предположить, что на самом деле перед нами лишь первый шаг Москвы по созданию в Тихом океане крайне затратной и дорогостоящей новой мощнейшей так называемой «зоны ограничения доступа и маневра». Которая в американской терминологии обозначается как A2/AD. Третьей на нашем Дальнем Востоке после Камчатки и Владивостока.

Собственно, об этом же свидетельствует и распространенное на днях очень примечательное сообщение РИА Новости. В нем содержится такое заявление неназванного информированного источника: «На Матуа, кроме БРК „Бастион“, в ближайшей перспективе планируется разместить системы ПВО, а также различные средства РЭБ».

О каких именно средствах ПВО может идти речь? Вероятнее всего — о системах большой дальности С-400 и С-300В4. Потому что именно С-400 1724-го зенитного ракетного полка были в начале нынешнего года переброшены из Еврейской автономной области для прикрытия Сахалина. А с декабря 2020-го ЗРС С-300В4 приступили к боевому дежурству на другом курильском острове — Итурупе.

Но куда все это вместе взятое, да еще вместе с обязательными для дополнительного прикрытия такой группировки боевыми машинами ЗРАК «Панцирь-1С» и с уже анонсированными средствами РЭБ, ставить на в сущности крошечном (длиною всего 11 километров, а шириной — 6,4 километра) островке? Значительную часть площади которого занимают сопки, скалы и активный вулкан Сарычева высотою 1446 метров, давно покрывший 96% площади Матуа вулканическими породами да пеплом.

Мало того. На оставшейся не слишком обширной, но относительно ровной поверхности острова российскими военными строителями уже восстановлен старый японский военный аэродром со взлетно-посадочной полосой длиною почти в полтора километра, способной принимать легкие транспортные самолеты, многоцелевые истребители типа Су-35 и Су-30СМ и даже фронтовые бомбардировщики типа Су-34. Куда же «втыкать» все перечисленное, хотя и абсолютно необходимое? Как и где разместить немалый при таких условиях гарнизон?

Однако и это не все вопросы чрезвычайной важности. Как будем снабжать Матуа, солдат, матросов и офицеров на котором, похоже, скоро будет почти как пассажиров в переполненном автобусе в час пик?

Поскольку речь идет об острове в океане, логичней всего, казалось бы, — морским путем. Но — увы. Этот вариант практически закрыт. Поскольку очертания побережья Матуа таковы, что там особенно негде строить причалы. Хоть сколько-нибудь закрытых бухт здесь нет. Относительно безопасное для корабельной стоянки место — неширокий пролив в юго-западной части острова, прикрытый с запада небольшим островком Иваки (Топорковый). Именно здесь во времена японского владычества располагались редкие и не слишком укрытые от ветров и океанских волн причалы самураев.

Еще одно грозное дополнение перечисленных природных опасностей — приливы и отливы на Матуа высотою до шести метров, сильно мешающее обустройству мест хотя бы кратковременного корабельного базирования.

Выходит, на практике почти все тыловое обеспечение создаваемой на Матуа группировки придется осуществлять исключительно по воздуху. Что тоже не самый лучший вариант с учетом тамошних природных факторов, основной из которых для авиации — частые и густые туманы. Поэтому хорошо бы заиметь рядышком более надежное место для накапливания все необходимого. А заодно — и для базирования боевых кораблей и судов обеспечения ТОФа. Без которых в войне за океан, как ни крути, не обойтись.

И тут придется вспомнить о другом острове Курильской гряды — Симушире. Он также вулканического происхождения. Имеет площадь вшестеро большую (345 квадратных километров против 52 квадратных километра на Матуа). Но главное не в этом. Главное, что от Матуа до Симушира всего 130 километров. Что вполне позволяет «спрятать» первый под «зонтиком» С-400 или С-300В4, если таковые, скажем, поставить на втором. Что весьма вероятно и будет проделано Тихоокеанским флотом в обозримой перспективе.

И тогда острова Матуа и Симушир очень логично, на мой взгляд, окажутся объединенными под общим командованием в единое и весьма важное звено целостной системы обороны Дальнего Востока — от Владивостока до Камчатки. Которое, возможно, когда-нибудь и превратится в новую мощную российскую военно-морскую базу на Курилах. Это совершенно реально потому, что строить такую базу придется хотя и на нами же собственноручно разоренном, но все же не на пустом месте.

Дело в том, что еще в 1978 году тихоокеанцы уже было приступали к строительству на Симушире пункта маневренного базирования ТОФа. Этому способствовала расположенная на острове великолепная и почти округлая бухта Броутона. В сущности — заполненная водой кальдера давно потухшего вулкана, врезавшаяся в сушу почти на шесть километров.

Площадь зеркала воды бухты Броутона по размерам сопоставима с одной из лучших в мире гаваней — Севастопольской бухтой. Максимальная глубина доходит до фантастических 250 метров. Уже пробитый узкий вход в бухту Броутона позволяет кораблям найти здесь безопасное убежище почти в любую непогоду.

Была, правда, с этим входом одна проблемка. По промерам, сделанным еще в 19-м веке, глубины на входе в бухту изначально не превышали двух метров. Скорее всего, только поэтому на Симушире до сих пор так и не был построен солидный порт.

Одолеть это препятствие наши военные сумели только в сентябре 1981 года. К тому времени на остров со всего тихоокеанского побережья Дальнего Востока свезли подлежавшие утилизации флотские боеприпасы — мины, боеголовки торпед, авиационные бомбы, шнуровые заряды. Свалили все это на входе в будущую гавань. Всего собралось до 2,5 килотонн в тротиловом эквиваленте. Потом рвануло так, что японцам показалось: на Курилах Советский Союз начал тайные испытания ядерного оружия.

С этими опасениями Токио четыре десятилетия назад все быстро уладилось. Однако дело было сделано. Глубины на входе в бухту Броутона были увеличены до 13 метров при ширине фарватера в 80 метров. Чего вполне достаточно для прохода даже крупных боевых кораблей первого ранга. Предположим, крейсеров и эсминцев.

Но не крейсерам было суждено недолго осваиваться в новой гавани Симушира. К уже построенным тут причалам в 1981 году была перебазирована 137-я бригада кораблей охраны водного района в составе дивизиона сторожевых кораблей, дивизиона морских тральщиков и береговой базы. Ее основными задачами стали борьба с иностранными подводными лодками и надводными кораблями, пытающимися скрытно проникнуть в Охотское море, а также обеспечение развёртывания наших подводных лодок в океан через Курильские проливы.

Вопреки расхожим заблуждениям, наши дизельные подводные лодки на Симушир почему-то если и заходили, то чрезвычайно редко. Лишь для тренировок противолодочных расчетов 137-й бригады.

Так тянулось до 1994 года. А там, если не забыли, не только на флоте все пошло через пень-колоду. Бригаду расформировали. Построенные для нее три причала, здание штаба, казармы, жилой городок, котельную, дизель-электростанцию, склады с боеприпасами и топливом частично разворовали, частично — банально забросили. И теперь это один из тысяч памятников нашей бесхозяйственности, которых полно по всей стране.

Все перечисленное, конечно, уже вряд ли когда-либо будет восстановлено. Придется строить заново. Но почему — нет? Разве в почти необитаемой Арктике, где Россия в короткие сроки возвела множество новых гарнизонов, аэродромов и причалов, сделать это было проще, чем на Симушире? Нет, конечно. Все у нас получится. Как уже многое получилось на соседнем Матуа, на котором уже обживаются первопроходцы нашей будущей «зоны ограничения доступа и маневра» для американцев и японцев — боевые расчеты «Бастионов».

А если еще и немного помечтать? Допустим о том, что к причалам Симушира когда-нибудь да встанут, предположим, новенький корвет «Гремящий» и дизель-электрические подводные лодки «Петропавловск-Камчатский» и «Волхов», только что с верфей Питера пришедшие во Владивосток? Или их собратья, которых пока строят там же? Все — со ставшими знаменитыми в Сирии высокоточными крылатыми ракетами «Калибр» на борту. Кто из наших недругов тогда рискнет сунуться к такой «зоне ограничения доступа и маневра» на российских Курилах?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх